Героические эксперименты перед покорением космоса

Героические эксперименты перед покорением космоса

Великие подвиги космонавтов достойны того, чтобы о них слагали стихи и песни, правда и то, что полет в космические просторы — это итог и венец подвигов, совершаемых на земле…

Огромная центрифуга бешено вращалась. Привязанная ремнями и вдавленная в кресло огромной перегрузкой, на центрифуге сидела обезьяна.

В знаменитой американской клинике Мейо в Рочестере шли испытания специального костюма для космонавтов. Когда центрифугу остановили, то увидели, что обезьяна мертва: не выдержав напряжения, сердце животного разорвалось.

И тогда опыт продолжили люди. Три врача клиники — Вуд, Ламберт и Код — один за другим усаживались на центрифугу, и она начинала свой стремительный бег по кругу. Временами врачи теряли сознание или испытывали приступы судорог, но опыт продолжался. Более того, Вуд и Ламберт разрешили ввести себе через вену руки в сердце катетер — тонкую трубочку, подвергнув себя, таким образом, двойному риску.

«Больше всего, — рассказывал впоследствии Ламберт, — мы боялись, что отлив крови из мозга во время опыта приведет к устойчивому нарушению нашей мыслительной деятельности». К счастью, эксперимент закончился благополучно, и космическая медицина обогатилась новыми важными данными.

«Невидимым чудовищем» называл известный летчик Джимми Колинз перегрузку, испытываемую в полете, когда тело наливается свинцовой тяжестью, а лицо искажает ужасная гримаса. Но даже летчики не знают той страшной перегрузки которую на земле испытал врач Джон Стапп. Тележка, на которой сидел привязанный Стапп, была разогнана по рельсам до скорости реактивного самолета, а затем внезапно остановлена. Тело Стаппа на мгновение стало весить не менее 3500 килограммов, а глаза застлал туман. Рискуя жизнью, отважный врач доказал, что человек может перенести резкое торможение при полетах на ракетах.

«Космический корабль движется по своей орбите… Небольшой экипаж — пилот, астроном, инженер, биолог и врач. Однообразная обстановка. Сравнительно тесная кабина. И в такой обстановке проходят месяцы и годы!

Не секрет, что даже очень хорошие люди часто не могут ужиться в одной квартире… Вот почему ученым пришлось заняться групповой психологией», — так писал известный всему миру врач — космонавт Борис Егоров. Именно для изучения «уживчивости» и был проведен нелегкий опыт.

Люк закрылся, и пятеро человек очутились в небольшой, герметически закупоренной камере. Голубоватые стены, на стенах — два яруса подвесных коек. На откидных, как в вагоне поезда, столиках блестят стеклами приборы.

Эти пятеро — два советских врача, два техника и лаборант должны были провести в добровольном «заключении» четыре долгих месяца.

На первый взгляд может показаться, что это не так уж трудно. На самом деле жизнь в небольшом, плотно закрытом помещении — тяжелое испытание для человека, для его нервов, зрения, всего организма.
Чем дольше живет там человек, тем более враждебной становится ему окружающая среда. К тому же, словно в настоящем космическом корабле, в камере ревели «двигатели», повышалась температура, вибрации сотрясали ее стены и пол.

Недаром нелегкий опыт пятерых «Робинзонов науки» оценивался учеными всего мира как героический эксперимент, очень важный для полетов будущих многоместных советских космических кораблей.

«В науке, — писал Карл Маркс,— нет широкой столбовой дороги, и только тот может достигнуть ее сияющих вершин, кто, не страшась усталости, карабкается по ее каменистым тропам».

Велики трудности, стоящие перед учеными, но велико и мужество Человека. «Сияющие вершины» обязательно будут достигнуты. И мы услышим о новых подвигах во имя науки, свободы и счастья человечества.

Еще статьи