Ибн Фадлан и его рукопись о принятии Ислама на территории Волжской Булгарии

Ибн Фадлан и его рукописи

Ахмад ибн аль-Аббас Ибне Фадлан арабский путешественником и миссионер, который побывал в 921-922 гг. на берегах Волги и оставил «Записку» (Рисаля) о данном странствии (в самом тексте автор именует данное сочинение китаб то есть книгой.).
Впервые выписки из этого сочинения Ибн Фадлана стали знамениты по «Географическому словарю» арабского энциклопедиста Иакута, в начале 18-го столетия, который использовал отрывки из книги Ибн Фадлана в своем труде. В 20-х годах двадцатого столетия в иранском городе Мешхеде нашлась рукопись с более полнейшим текстом «Записки», ставшей основой для дальнейших проведений исследования. С 1935 года ее фотографическая копия хранится в Отделе манускриптов Института востоковедения в Санкт-Петербурге. Некоторые части из книги Ибн Фадлана встречаются также в работе арабского ученого Закарии Казвини (XIII век), а также у двоих персидских авторов Нажиба Хамадани (XII в.) и Амина Рози (XVI в.). Отрывки из этих сочинений персидских авторов учтены А.П. Ковалевским в публикации 1956 года.
Из «Записки» вытекает, что в отклик на просьбу повелителя волжских булгар Алмыша о подмоги против хазар, об упрочении в вере ислама тех булгар, уже вставших мусульманами, и об обращении в ислам еще неверующих людей, на данный берег Волги был отправлен посольский караван халифа аль-Муктадира (908-932). Сам Ибн Фадлан был секретарем данного посольства и наставником в вероучении.
Покинув Багдад 921 году 21 июня, караван проходит через такие города как Хамадан, Рей, Нишапур, Мерв, Бухара, идет по Амударье до Хорезма, минует Аральское море и через Устюртское плато и реку Урал доходит 12 мая 922 года до территории Поволжья, где, к югу от места впадения в Волгу реки Камы, была ставка «царя ассакалиба», так звал Ибн Фадлан повелителя волжских булгар. Такой окружной путь был предпочтен караваном скорее всего из-за опасности которая исходила со стороны хазар.

Ибн Фадлан повстречался на берегу Волги отрядом русских торговцев и в своей «Записке» детально рассказал об их образе жизни, одеяниях и украшениях, внешности, религиях, похоронном обряде пришедших русских, отталкиваясь из личных наблюдений над ними. Данные редкостные сведения Ибн Фадлана рождали высокий интерес среди исследователей; им посвящается значимая литература. Признается что русские которых описывал Ибн Фадланом по обрядам и внешнему виду смахивают на скандинавов, хоть их одежды и традиции содержат элементы финнов и славян.

Интерес историков привлекал еще и тот факт, что Ибн Фадлан на протяженности всего изложения именовал владыки Волжской Булгарии «царем ассакалиба (славян)». Наиболее распространенная версия причины такого именования было обширное осознание Ибн Фадланом этнонима ассакалиба (славяне) как жителей Восточной Европы, что наблюдается и у отдельных арабских авторов.

Например, аль-Масгуди счел славянами и немцев (ан-наджим), саксоннцев (саксин), венгеров (ат-турк). Есть и другие гипотезы. Так, А.Я. Гаркави думал, что в Поволжье жило несметное количество славянских народов. Позже ученые отреклись от этой идеи, взяв за основу данные археологии. Тем не менее в последние лета данная теория реанимировалась на той основе, что в Поволжье была обнаружена именьковская культура, что некоторые историки относят к славянской.

На этой основе стали зарождаться догадки о причинах названия волжских булгар славянами. Но неведомо, сохранялось ли эти населения до десятого века и именовались ли они славянскими  народами. Некоторые ученые считали, что светловолосые нордовые люди, а так же поволжские, именовались арабскими авторами славянскими народами , истекая не только из этих данных Ибн Фадлана, однако и из упомянутых выше сведений ал-Масгуди о том, что немцы и венгры также относились к славянам. С этой гипотезой трудно согласиться, так как для Поволжских народов у арабов бытовали популярные этнонимы — болгары, бортасы, башшджирты и другие, но совсем не славяне (ассакалиба). Была также такая точка зрения, что Ибн Фадлан наименовал повелителя булгар царем ассакалиба со слов самого хана Алмыша. Хан именовал себя так скорее всего чтоб придать престиж при формировании антихазарского союза.

Автор 18-го столетия Йакут внес изменения тексту Ибн Фадлана, уподовив сакалиба с волжскими болгарами. Сообщается и гипотеза о том, что болгары могли полагать что славяне своими подданными еще с периода господства Великой Булгарии в причерноморской степной зоне над антами и представительским классом так нарекаемой пеньковской культуры, какие относятся археологами к славянам.

Мешхедская рукопись о принятии ислама

Мешхедская Рукопись, содержащая сочинения Ибн-аль-Факиха, Абу-Дулафа и Ибн-фадлана, хранящаяся в библиотеке при гробнице имама Али ибн-Риза в городе Мешхеде в Иране. Наиболее старый каталог мешхедской библиотеки, составленный по указанию Мутавалли-башы мирзы Мухаммада Хусейна Афзуд-аль-Мулька, который в 1851 году был посланником Ирана в Петербурге. Он посетил Публичную библиотеку и ознакомился с ее каталогами. Видимо, это знакомство и побудило его к составлению каталога мешхедской библиотеки. В следующем мешхедском каталоге, составленном в 1894-1895 гг., эта рукопись значится в 17-м отделе — «Книги исторические» под номером 110.

Проникновение в Урало-Поволжье ислама как религиозной системы начинается в X в., о чем стало известно из знаменитой «Мешхедской рукописи» арабского путешественника Ибн Фадлана.

Заслуга открытия этого уникального исторического источника принадлежит выдающемуся башкирскому политическому деятелю и ученому-востоковеду Ахмед-Заки Валиди Тогану. Он же сделал рукопись достоянием науки, впервые ввел документ в научный оборот и тем самым представил поколениям историков, этнографов, археологов огромные исследовательские возможности. К числу важнейших исторических фактов, полученных в результате открытия Ахмед-Заки Валиди Тогана, следует отнести точные и достоверные сведения о принятии ислама Волжской Булгарией.

Когда до ставки царя булгар оставалось расстояние в одни сутки пути, сообщает Ибн Фадлан, посольство встретили четыре подвластных Алмушу-элтабару князя, а также его братья и сыновья. Они повстречали нас, пишет Ибн Фадлан, хлебом, мясом, просом, держа эти продукты в руках и поехали вместе с нами. Сам хан повстречал нас на дистанции 2-ух фарсахов (примерно 12 км.) от личной ставки. Увидев нас, он высадился с коня и пал ниц, поклоняясь и благодарствуя Великого и Могущественного Аллаха. Так посольский караван после столь трудной пути в конце-концов достиг своей концевой цели. В последующие 3-4 дня в ставку Алмыша-илтабара с различных сторон Болгарии приехали князья его земель, предводители и народонаселения страны, чтобы слушать общенародно декламацию письма властелина мусульман. И вот наступила самая ответственная пора странствия торжественное обнародование послания халифа. Для этого случая были развернуты 2 привезенных знамени, заседлан присланный в дар конь, самого Алмыша-илтабара облачили в савад черное одеяние высших чиновников двора властелина Правоверных, на голову ему надели чалму. Вслед за тем Ибн Фадлан, который был ответственным за проведение данной церемонии, вынул послание халифа и принялся его неспешно читать, и Алмыш-илтабар внимал его стоя. Переводчик, дословно, переводил послание букву в букву. Когда же мы завершили чтение, они согласно вскричали Велик Аллах так громко, что от крика  затряслась земля, – пишет о данном событии Ибн Фадлан. Приводим отрывок перевод его рукописи, который был опубликован в 1956 году А.П.Ковалевский.

Этим актом 16 мая 922 г. Волжская Болгария официально признала религию ислам государственным вероисповеданием, а свое государство – частью исламского мира. Следовательно, датой официального принятия ислама народонаселением, которые проживают на территории нынешней России, надлежит считать 16 мая 922 г.

В Болгарии, бесспорно, располагали сведениями, что халиф сам поддержки оказать не мог: Халифат в тот период практически распался и даже не обладал реальной властью в соседних с Хазарией государствах. Посольство с Волги, вероятно, сперва явилось ко дворцу бухарских Саманидов. Однако эти правители на деле целиком самостоятельные, номинально признавали Багдатскую власть, а в деле исламизации «властелин правоверных» — халиф, безусловно, обязан был выдвигаться как основное лицо. По этой причине болгарское посольство и явилось в Багдаде, откуда в июне 921года в Болгарию была послана целая группа образованных правоверных во главе с посланным халифа, бывшим невольником Суссаном арРасси. Секретарем посольского каравана являлся клиент («маула») халифа Ахмед ибн Фадлан. Именно он детально описал движение посольства. Свойственно, что посланные халифа отправились окружным, а не прямой дорогой через Кавказ и Хазарию, повелителям которых не могли полюбиться прямые взаимоотношения болгарского повелителя с главой мусульманского государства.

Занимательно то что в составе посольского каравана были переводчики и все необходимое для призыва булгар в ислам количество мулл. Реальных политических плодов посольство не дало, но «Записка» Ибн Фадлана не потерялась в багдадских архивах, как практически все документы того периода. Она переписывалась, вероятно, по причине своего содержания: в ней было немало диковинок («аджаиб»), благодарствуя которым отдельные такого рода писания были крайне популярны в исламских державах. Укороченный вариант «Рисаля» («Записки») ввел в свою работу географ начала 18-го столетия якут ар-Руми.

На этой версии «Записки» Ибн Фадланна был сформирована классическая работа Х. Френа. Как мы сказали, в 20-х годах двадцатого столетия в городе Мешхед (Иран) был отыскан манускрипт, который содержал более полный текст «Записки», который был положен в основу монографий А. П. Ковалевского и В. Тогана. Автор данной работы историк-арабист профессор А. П. Ковалевский, который специально занимался исследованием Ибн-Фадлана и который дал в 1939-ом году основной полный перевод сохранявшегося текста его писания, первоначально читал наименование упомянутого племени как «саван».

Через переводчиков Ибн Фадланн проповедовал ислам и в числе других же обратил в веру, вождя племени, которому дал имя Абдуллах.

После принятия Ислама повелитель Волжской Болгарии, как и повелитель Семандера, избавился от подчинения иудеям — правителям Хазарии, в гарем чьих был обязан отправлять своих дочерей и отдавать сына в заложники, еще он избавился от выплаты дани. Неспроста властитель Волжской Болгарии утверждал, что крепость, на строительство которой он спрашивал у халифа денег, была необходима ему для предохранения от иудеев-хазар.

С точки политической истории типично тяга болгарского владыки установить открытую связь с исламским миром и получить от них инженеров строителей фортов. Заметно, что в 834 году хазарский правитель для строительства крепости Саркел на Дону обратился с похожей просьбой к  императору Византии, однако когда пришел византийский император с специалистами и даже доставил колонны и капители для будущего христианского храма, то ее ему возвести запретили.

Для разъяснения исторического обстоятельства напомним, что до 945 года халиф Багдада был живым примером мусульманского мира. Владетельным государем он мог слыть разве лишь в центральной части Халифата, которая занимала тогда Ирак и Западный Иран, но и тут он царил, но не правил: истинная власть была в руках командиров гвардии тюрок.

Согласно Ибн Фадлану, в его период не все болгары приняли религию ислам, а лишь племя именно болгар, баланджары, часть племени сувар, другая частичка племени сувар со своим князьком отказалась принятия ислама и постепенно начала мигрировать на правую сторону Волги, там смешались с марийцами и образовался народ Чувашии.

Большинство болгарских могил того периода имеют обильный инвентарь и в общем целиком языческий облик, однако с течением времени и становятся доминирующими погребению по обрядам исламской религии.

Еще до перехода в ислам болгары принялись строить деревянные городишки. В этап расцвета существовали десятки таких городков. Первоначально они выступали как центры небольших княжеств племени, давнишние наименования которых они повторяли, но с течением времени превращались в крупные ремесленно-торговые центры, из которых наиболее важным был тот, что и был в описываемый период столицей Булгарской державы.

До и после принятия ислама болгарские купцы вели далекую торговлю с Хазарией, считавшейся посредницей в связях среди народов Поволжья, с одной стороны и с странами Ближнего и Среднего Востока — с другой.

Еще статьи