Последняя война царской России

Последняя война царской России

Подготовка к военному и политическому совещаниям шла параллельно. Как и ранее, с инициативой проведения очередной встречи военных представителей выступила французская Главная квартира. В период подготовки к конференции французское командование, как обычно, запросило у России информацию о состоянии войск и вооружений. Не ограничиваясь сведениями, получаемыми от российских коллег, французские Главная квартира и Генеральный штаб продолжали регулярно отправлять в Россию офицера связи майора Ланглуа.

В июне 1916 г. он посетил Россию уже в шестой раз, а в конце октября отправился туда в седьмой. Его доклады становились все подробнее и объемистей, к основным аналитическим материалам добавлялись многостраничные приложения в виде сводных таблиц и статистических данных. Они содержали теперь сведения не только о военных силах и планах России, но и о ее экономическом состоянии, о настроениях в обществе и о внешней политике. Особое внимание всегда уделялось отношению различных кругов русского общества к Франции и ее усилиям в войне. Составляя стратегический план дальнейшего ведения войны, французы хотели знать как можно более точно, на что они могли рассчитывать в военном сотрудничестве с Россией.

Как и ранее, генерал Ж. Жоффр заранее предложил союзникам список основных вопросов для обсуждения. В середине октября он направил представителям союзных держав документ, содержавший основные положения, выносившиеся на обсуждение. Это краткое изложение предваряло обещанный подробный меморандум, поскольку окончательный документ, по словам самого генерала Ж. Жоффра, пока невозможно было составить вследствие меняющейся обстановки на Балканах. Этот документ не содержал почти ничего нового. По мнению французского, командования, зимой 1916-1917 гг. союзники должны были не допустить перехода инициативы в руки противника, как это случилось в феврале и марте 1916 г., для чего надо было продолжить наступательные действия и зимой. Сроки и направления общего главного наступления предполагалось обсудить на конференции. Поскольку, по мнению французского, командования, до следующей весны серьезные наступательные действия можно было предпринять только на Балканах, то наиболее важной стратегической операцией могло стать скоординированное наступление союзных сил на русско-румынском и Салоникском фронтах против Болгарии с целью вывести ее из войны. С точки зрения российского военного представителя, главные вопросы для России состояли в том, надо ли приостанавливать наступления на фронтах на зимний период и надо ли разворачивать наступление на Салоникском фронте.

Окончательный подробный вариант меморандума французское командование предложило лишь за несколько дней до начала конференции. Документ этот крайне интересен, поскольку в нем содержится не только предлагавшийся план действий армий Антанты, но и представления фран­цузов о состоянии дел коалиции в целом и союзных, в том числе русских, войск. Анализ положения на фронтах был достаточно оптимистичен. Везде, за исключением Кавказского фронта, силы армий Антанты превосходили противника по численности личного состава. Сопоставляя русский и французский фронты, составители документа делали вывод о том, что французский фронт остается главным по следующим причинам: на французском фронте Германия держит две третьих своих активных войск, и их разгром будет означать общее поражение Германии; французский фронт расположен ближе к границе самой Германии; победа над Германией приведет к победе в войне в целом. Что же касается русского фронта, то он, конечно же, был крайне важен, но имеющая большие людские резервы Россия еще долго не сможет использовать в полной мере из-за своего технического отставания. В связи с этим французские военачальники предлагали союзникам признать французский фронт главным, сконцентрировать здесь основные силы и материалы и стремиться нанести решающий удар. России же предлагалось вести активные действия, дабы содействовать решению первой задачи.

Вопрос о совместном наступлении войск союзных держав в кампанию 1917 г. предлагалось решить позже. Главным же стратегическим вопросом на зимний период в меморандуме стал план наступления на Болгарию с румынского и салоникского направлений с целью вывода Болгарии из войны. Французы предлагали начать как можно скорее и полагали, что основную роль должны сыграть русская и румынская армии. Усиленная до 23 дивизий Салоникская армия должна была отвлекать силы противника. В прилагавшейся к меморандуму записке излагались подробности этого плана. Русская и румынская армии должны были сначала решить проблему Трансильвании, создать удобную оборонительную позицию на этом направлении и затем, перебросив силы в Добруджу, начать наступление против Болгарии. Другой вариант действий состоял в проведении обеих операций одновременно в случае, если Россия сможет выделить на помощь Румынии достаточно сил.

Задачи войск Салоникского фронта ограничивались удержанием развернутых против них войск противника или даже привлечением новых частей с других фронтов. В зависимости от варианта, от России требовалось выделить от 8 до 13 дивизий. По мнению составителей меморандума, достижение поставленной цели могло привести к созданию единого фронта союзных держав на Балканах и открытию сообщения с Румынией и Россией по Дунаю. Внешне похожий план в 1915 г. предлагал и сам генерал Алексеев, так что у французского командования были основания надеяться на положительную реакцию России, тем более что в 1916 г. исчезло существовавшее в 1915 г. серьезное препятствие, — вступление Румынии в войну позволяло наносить удар прямо по Болгарии.

Еще статьи