Сражение при Кагуле. Блестящая победа генерала Румянцева

После поражения в битве при Ларге, турецкие и крымские войска начали отступление по направлению к реке Дунай. Вскоре авангард русской армии обнаружил, что отступающие разделились на две части: крымцы двинулись в сторону Измаила и Килии, где были оставлены их пожитки и семья, а турки отступили вниз по левому берегу реки Кагул.

Поражение при Ларге сильно расстроило великого визиря, поэтому он собрал военный совет, где предложил переправить войска на судах через Дунай и атаковать русских. Предложение великого визиря было с восторгом принято турками.

В то же время крымский хан прислал Халил-паше несколько пленных русских солдат которые дали информацию о том, что армия Румянцева испытывает острую нехватку провизии. Хан утверждал, что к данному моменту сложился наиболее подходящий момент для атаки, и пообещал совершить атаку на тыл русской армии, одновременно с нападением великого визиря на них с фронта. Показания пленных о малочисленности войск Румянцева и нехватке провизии убедили турок в неминуемость погибели русской армии.

Из-за отсутствия подходящего моста у Исакчи, великий визирь 14 июля переправился со своим войском через Дунай на 300 судах. Некоторые посоветовали Халил-паше окопаться при Картале и дожидаться подхода русских, однако такой план был отвергнут великим визирем.

Перебравшись на другой берег, Халил-паша назначил себя командующим центром армии. Командование правым флангом поручил Абазу-паше, а Мустафа-паша командовал арьергардом. К каждому отряду дал по 10 пушек большого калибра. Воины султана и их командиры дали клятву что не будут отступать до тех пор, пока не разгромят русскую армию.

В это время командующий русской армией Румянцев ждал прибытия провизии, и этим дал возможность войскам Халил-паши объединиться с отрядом, который стоял на Кагуле. Количество объединённой армии турок составило до 150 тысяч человек. Она состояла из 50 тысяч пехоты и 100 тысяч кавалерии. Почти все знатные деятели Османской империи были в составе армии великого визиря, а при султане Мустафе III в Константинополе остались лишь придворные. Помимо этого, на левой стороне озера Ялпух находились 80 тысяч крымских татар, которые планировали перейти приток озера, чтобы напасть на обозы Румянцева идущие вдоль данного притока. После этого крымцы должны были атаковать тыл русской армии.

В распоряжении османских и крымских военачальников находилось значительные массы лёгкой конницы. При битве с армиями европейского типа эти всадники выбирали тактику рассыпного строя, при которой каждый воин, вооружённый и оснащённый в соответствии с личными предпочтениями, мог действовать с максимальной эффективностью. Поэтому первоочередной задачей русского командования была борьба с многочисленной лёгкой кавалерией противника.

Румянцев рассчитывал на немедленную атаку, однако у него не было возможности сделать это, не имея с собой провизии по крайней мере на несколько дней. Поэтому он отправил приказ о незамедлительном продвижении обозов, а для ускорения выслал навстречу им полковые повозки, погонщиков которых вооружил и отдал часть войск для усиления.

Ожидая прибытия продовольствия, Румянцев стоял на месте. Положение его было таково: перед его фронтом стояли 150 000 воинов турецкой армии, справа и слева находились длинные озёра Ялпух и Кагул, которые препятствовали свободному движению. С тыла готовились к нападению отряды крымских татар, а съестных припасов оставалось всего на два-три дня. В случае проигрыша в сражении, армия попала бы в трудное положение, находясь взаперти в узком пространстве между рек и больших озёр, атакуемая с фронта и с тыла противником численностью больше в десять раз.

Румянцев очень просто мог выйти из такого положения, ему надо было лишь отступить к Фальчи, и дождаться прихода провизии, заодно подготовившись к нападению противника. Тогда даже и в случае поражения он мог с легкостью отступить и соединиться со Второй армией, а далее вновь перейти в наступление. Однако Румянцев был человеком принципиальным и решил не уходить, не атаковав своего врага. Он отправил приказ армейским обозам, которые следовали от Фальчи к реке Сальче, перебраться на другой берег реки Кагул, чтобы избежать нападения отрядов крымского хана, которые ожидали их на левой стороне озера Ялпух.

Доблестный русский полководец Румянцев уже в 1770 г. создал схему ведения боя против турков, построив своих солдат в форме небольших каре.

Турки приметили неподвижность русских войск, однако они полагали, что это связано с осознанием своей обречённости.

В 10 часов утра турецкая армия снялась со своих позиций и подвинулась к селению Гречени. Румянцев наблюдал с высокого холма как турецкая армия, которая к вечеру остановилась в двух верстах от Траянова вала, выбирала позиции. Полководец, невзирая на малочисленность своей армии, в которой, после отправки 6 000 солдат на прикрытие обозов с провизией, оставалось всего 17 000 человек, сказал своим командирам, что если турки осмелятся в этом месте разбить хоть одну палатку, что он их атакует в эту же ночь.

Турецкая армия и на самом деле разбила свой лагерь в семи верстах от русских войск, на левом берегу реки Кагул близ её устья.

После разведки позиции русских, визирь составил такой план атаки: имитируя атаку на центр русской армии, все основные силы направить на левое крыло, стремясь свалить русских в реку Кагул. При звуке выстрелов крымский хан обязан был форсировать реку Сальчу и со всеми своими силами напасть на русских с тылa. По информации, которая была получена от пленных, визирь и хан планировали атаку на 21 июля.

Румянцеву нужно было атаковать турок прежде, чем войска хана успеют напасть с другой стороны. Поэтому в час ночи к утру 21 июля русские выступили с позиции и, бесшумно проследовали к Траянову валу.

В рассветный час русская армия перешла Траянов вал и выстроилась в линии. Турки заметив атакующих приказали своей многочисленной кавалерии приступить к атаке растянувшись перед всем русским фронтом.

Каре русских остановилась и открыла огонь. Особенно эффективен был огонь батарей Мелиссино. Когда артиллерия отбила атаку на центр, турки перебросили силы вправо для усиления атаки на колонны генерала Брюса и князя Репнина. Воспользовавшись лощиной между двумя каре, турки оцепили их со всех сторон. В это же время часть турецкой конницы, по другой долине, пересекла Траянов вал и бросилась в тыл каре Олица, а пехота засела во рву вдоль вала и открыла ружейный огонь по войскам Олица.

В это время Румянцев отправил резервы из атакованных колонн для занятия лощины и создания угрозы турецким путям отступления к лагерю. Этот манёвр удался: турки, боясь потерять пути отступления, бросились из лощины назад и попали под картечный огонь русской артиллерии. При этом остальная турецкая конница, атаковавшая каре на правом и левом флангах, также поспешно отступила. Неуспех сопутствовал туркам и на левом их фланге, где генерал Баур не только отбил атаку, но и перешёл в наступление и под огнём успешно штурмовал 25-пушечную батарею, а затем захватил и укрепления, захватив 93 пушек.

Отразив турецкую атаку, русские войска в 8-м часу утра двинулись к главному укреплению турецкого лагеря.

Когда русские начали подходить, турки открыли огонь по каре генералов Олица и Племянникова. При подходе каре Племянникова к укреплению около 10 000 янычар спустились в лощину между центром и левым флангом укрепления и ринулись на каре, ворвались в него и смяли его. Янычары захватили два знамени и несколько зарядных ящиков, русские солдаты спасались бегством, пытаясь укрыться в каре генерала Олица и тем самым создав их рядах путаницу. Заметив это и опасаясь за участь каре, Румянцев поскакал из каре Олица к бегущим войскам Племянникова и остановил бегущих солдат, и сгруппировал их около себя.

Одновременно по янычарам открыла огонь батарея Мелиссино, с двух сторон их атаковала кавалерия, а генерал Баур, уже вошедший в оборонительные укрепления турок, отправил от себя батальон егерей для атаки янычар слева и для продольного обстрела рва перед укрытием, в котором также засели янычары. После замешательства, произведённого взрывом зарядного ящика, 1-й гренадёрский полк бросился в штыки. Янычары были обращены в бегство, кавалерия стала их преследовать. В это же время каре были приведены в порядок, фланговые колонны заняли всю территорию укреплений турок и отбили захваченные турками знамёна. После потери укреплений, артиллерии и обозов турки увидели, что корпус князя Репнина заходит им в тыл, в 9 часов утра оставили лагерь и обратились в бегство под фланговым огнём корпуса Репнина.

Усталость солдат, которые уже  были с часу ночи на ногах, не позволила русской пехоте продолжать преследование в день сражения далее четырёх верст. После чего Румянцев послал за бегущими кавалерию, но тяжелая по вооружению и обмундированию, она была слишком нерасторопна и неспособна для преследования легкой конницы татар и турок. По окончании сражения Румянцев занял позицию позади бывшего турецкого лагеря.

Вскоре преследование турок продолжилось. Корпус Бауэра решительно атаковал турок на переправе, и нанес им очередное поражение и таким образом довершил разгром войска Халил-паши. После боя возле переправы победители захватили весь находившийся у реки обоз, артиллерийскую батарею в 30 пушек, а также более тысячи пленных.

Армия крымского хана отступила к Измаилу, затем отошла к Аккерману.

Успех Румянцева вызвал восхищение современников. В этой битве участвовал и молодой офицер М. И. Кутузов, который отличился в бою и был произведён в премьер-майоры.

Даты основных событий могут различаться, так как в некоторых источниках они приведены по старому в некоторых по новому календарю.

Еще статьи