Жизнь, традиции, обычаи и религия марийцев (черемисов) до революции

До революции в официальных документах и литературе марийцев называли черемисами. Они жили в Царевококшайском (Йошкар-Ола), Козьмодемьянском, отчасти в Чебоксарском уездах Казанской губернии и в ряде уездов Вятской губернии. К 1834 году в Казанской губернии их было 71 000 душ обоего пола.

Деревни строили у оврагов, рядом с избой, окруженной хозяйственными постройками, возделывался огород. Избы, особенно у луговых черемисов, топились по-черному, вместо стекол чаще можно было встретить коровий пузырь. На лето семья переселялась в летник из липовой коры.

В 19 веке у марийцев сохранялась большая (неразделенная) семья, включавшая стариков, их женатых сыновей, иногда и женатых внуков с детьми. Во дворе главы семьи или, вернее, рода ставилась изба для молодой семьи. Однако в конце XIX века уже преобладала малая индивидуальная семья, состоявшая из супругов, их детей и родителей.

Для марийских семей было характерно главенство старшего мужчины, подчинение жены мужу, младших — старшим. В большой семье значительная роль принадлежала старшей женщине, которая распределяла работу между снохами и дочерьми. В случае смерти мужа она выполняла функции главы семьи.

Браки заключались преимущественно по сватовству путем договора между родителями, часто без согласия жениха и невесты. Родители жениха платили выкуп (олно) родителям невесты, а они давали за девушкой приданое из имущества и скота.

До свадьбы проводились смотрины, сватовство и сговоры. Свадебный обряд начинался в доме родителей девушки, где собирались родственники с обеих сторон, а завершался в доме жениха после перевода невесты в сопровождении ее родственников. Здесь на новобрачную надевали женский головной убор, она раздавала подарки родне мужа, угощала гостей невестиным кушаньем. Все это сопровождалось песнями и плясками.

Существовал обычай давать родившемуся ребенку несколько имен. Первое имя (временное) давалось повитухой во время обмывания ребенка. Через 2—3 дня ребенок получал постоянное имя, созвучное с именем отца или матери. В случае крещения дети получали христианское имя.

Как и у других народов, народные праздники марийцев были связаны с хозяйственной деятельностью. Во время новогоднего праздника шорык йол (овечья нога) гадали об урожае, приплоде скота, о женихе и пр. Проводилась вечеринка девушек, к которой заранее готовили пиво для угощения жителей деревни и гостей. На ней устраивались представление ряженых, игры, звучала музыка.

Еще в XVIII веке большинство марийцев были крещены и официально считались православными.

Фактически же многие являлись двоеверцами. Посещая церковь и почитая Христа, они в то же время ходили в языческие священные рощи и поклонялись многочисленным богам и духам. И в порядок  проведения христианских праздников нередко включались и языческие обряды.

На весеннем празднике пашни (ага пойрем) проходило общественное моление и жертвоприношение хлебом. Перед началом сева проводили обряд ритуального посева яиц с пожеланиями, чтобы зерна были крупные, как яйца. Во время летнего праздника изгоняли «злых духов» с помощ;ью прутьев и нагаек, которыми хлестали дома и постройки, а также трещоток и берестяных труб.

Повсеместно сохранялась вера в духа — покровителя семьи. Особенно ярко языческие верования выражались в культе предков на похоронах и в поминальных обрядах. На поминках один из друзей покойного играл его роль, надевая его одежду.

Наряду с легендами, преданиями и сказками самым распространенным видом марийского фольклора являются песни — бытовые, гостевые, сиротские, рекрутские, поминальные. Из духовых музыкальных инструментов были распространены свирель (шиялтыш), обмотанные берестой деревянные трубы (нуч), волынка с пузырем, из щипковых — гусли, из ударных — барабан. Под волынку в сопровождении барабана исполнялись танцевальные мелодии во время праздников и свадеб.

Одежда нагорных черемисов напоминала костюм русских крестьян. Национальная одежда больше сохранилась у луговых черемисов, а также у женщин. Мужчины носили белые кафтаны с отложным воротом, праздничная рубаха украшалась вышивкой шерстью и подпоясывалась шерстяным шнуром с кистями. В праздники и на моленья надевали высокие берестяные шапки, напоминающие монашеские клобуки.

Основными частями женского костюма были холщовая рубаха, кафтан, передник без нагрудника, штаны и шерстяной тканый пояс. Рубаха, кафтан и передник украшались вышивкой, а праздничная одежда кроме того,— блестками, бисером, шерстяной тесьмой. Зимой надевали кафтан на подкладке, шубы нагольные и крытые крашеным холстом или фабричными тканями.

Обувью служили лапти, которые выполнялись очень искусно и добротно. Голени ног обертывали черными суконными онучами. Носили также кожаные сапоги и валенки.

Женские головные уборы, изготовленные из холста и богато украшенные вышивкой, были разной формы. Для украшений использовались монеты. Так, вплотную к шее надевали шуякш, представлявший собой нечто вроде детского передничка, на который нашивали монеты, ракушки и т.д. Из мелкой монеты, подвешенной на медной проволоке, составляли и ушные подвески. Носили также нагрудные застежки — сюльгамы, накосник, браслеты, поясные подвески и т.д.

Основу питания составляли изделия из муки и крупы. Повседневную пищу составлял суп с клецками (салма) из овсяной муки, овсяная каша и кислое молоко. Готовились кушанья с конопляным семенем. К празднично-обрядовым блюдам относились многослойные блины, пироги со сложной начинкой из овощей, крупы и мяса, вареная колбаса из мяса, сала и крови с крупой. Из традиционных обрядовых напитков следует отметить хлебное пиво (пура) и хмельной мед. Подспорьем в питании были овощи, дичь, рыба, мед, дикие съедобные растения.

Еще статьи